Известна первая библиотека, сложившаяся в Москве. Это книжное собрание в Свято-Даниловом монастыре, основанном князем Даниилом Александровичем. Установлена и первая дошедшая до нас московская книга — это Сийское Евангелие, созданное по заказу Ивана Даниловича Калиты. По мнению исследователей, первую школу организовал боярин Ф. Ртищев в Андреевском монастыре, а первое высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия — возникло в 1687 году. Но была и первая московская газета, о которой мы хотим рассказать сегодня.

Читатель может подумать, конечно, что это — знаменитые печатные «Ведомости», которые начали выходить по указу Петра I в самом начале XVIII века. Но у «Ведомостей» были предшественники — рукописные «Куранты», начавшие выходить регулярно 375 лет назад. Отдельные же выпуски появлялись и раньше — в июне 1600 года. (Любопытно, что название было заимствовано у одного заграничного печатного органа, а само слово «currens» в переводе с латинского означает «текущий».) Зарождалась газета в Посольском приказе, ставшем к середине XVII века не только ведомством внешней политики, «оком всей великой России», но и своего рода культурным центром страны. Об этом свидетельствуют и богатая библиотека, и широкая издательская деятельность приказа, и выпуск своей газеты.

Предназначались «Куранты», говоря современным языком, для информирования царя и боярской думы о событиях иноземной жизни. Как же все это происходило на деле? Вначале поступающие в Посольский приказ зарубежные газеты, журналы и ведомости переводились на русский язык, затем из них отбирались важнейшие материалы о «европейских поведениях». Дополнительными сведениями служили также письма русских людей, находящихся за рубежом, и отчеты послов, так называемые статейные списки.

«Курантельщики» — редакторы, правщики, переводчики приводили в порядок собранные материалы, «переводили» их на язык читателя. Редактор должен был не только отбирать тексты, но и следить за работой переписчиков, поскольку писали газету от руки на узких листах склеенной бумаги сверху вниз — столбцом. Длина таких столбцов текста достигала порой нескольких метров и напоминала известные нам ныне папирусные свитки древних египтян. Естественно, что такое «издание», выпускаемое всего в нескольких экземплярах, было доступно лишь ограниченному числу читателей.

Самый ранний сохранившийся до наших дней выпуск газеты относится к 1661 году. Выходила она на протяжении восьмидесяти лет под разными названиями: «Куранты», «Ведомости», «Вестовые письма», «Вести». Окончательно упорядочил выпуск «Курантов» в 1660-1670 годах выдающийся государственный деятель боярин Посольского приказа А. Ордин-Нащокин, личность весьма примечательная. Он получил хорошее образование, знал иностранные языки, риторику, любил математику. Как государственный деятель, активизировал внешнюю политику русского государства, был ревностным сторонником прогрессивного преобразования страны в экономической и военных областях. Именно по его инициативе была организована почтовая связь между Москвой, Ригой и Вильно, благодаря чему газеты и донесения из-за рубежа поступали в столицу гораздо быстрее, чем прежде. При нем же пополнилась библиотека Посольского приказа.

Высокообразованными людьми были и другие руководители этого ведомства — А. Матвеев и В. Голицын.

О чем же писала газета в том столетии? В ней можно было прочитать и о политических событиях, и о военных столкновениях, о межгосударственных переговорах и о торговых новостях в странах Западной Европы и Малой Азии, рассказывалось в ней также о придворной жизни и о необычайных происшествиях (пожары, стихийные бедствия), приводились различного рода притчи и пророчества. «Куранты» тех лет пестрят заметками из разных городов не только России, но и Европы.

Надо отметить, что несмотря на внешнюю медлительность газеты, информация была довольно оперативной, лаконичной. Не успел, например, в Москву прибыть первый посланник от Кромвеля, а о его деятельности в России уже знали из «Перевода с вестового печатного листа, что подал в Посольском приказе свейский комиссар Яган Деродес в нынешнем 1654 году февраля в 20 день».

Порой появлялись курьезные, совершенно фантастические известия. Одно из них гласило: «В галанской земле рыбники видели чудо в море — голова у него человеческая, да ус долгой, а борода широкая. Чудо под судно унырнуло и опять вынырнуло. Рыбники побежали на корму и хотели его ухватить, и он опрокинулся. И они видели у него туловище, что у рака, а хвост у него широк…» Но не такие сообщения определяли основное направление рукописных информационных выпусков, ставших примечательным явлением культурной жизни XVII века.

Для своей повседневной деятельности, в том числе и для подготовки «Курантов», Посольский приказ получал в годы правления Алексея Михайловича не менее двадцати наименований зарубежных периодических изданий, а за все время существования — более тридцати. И все они переводились. Силы для этого требовались немалые. Поэтому во второй половине XVII века в Посольском приказе знатоков иностранных языков — толмачей и переводчиков — было не менее ста человек. Были среди них знатоки латинского, шведского, немецкого, польского, греческого, татарского и других языков. Подьячий и писатель Григорий Карпович Котошихин в своей книге «О России в царствование Алексея Михайловича» рассказал, что переводами заниматься разрешалось только в стенах самого приказа, а «на дворы им великих дел переводить не дают», опасаясь «порухи от пожарного времени и от других причин», Причем работа велась «по все дни», так что «толмачи днюют и ночуют в приказе человек по десять в сутки».

Всегда любопытно заглянуть в далекое прошлое, посмотреть, как конкретно организовывалось то или иное дело, в том числе и подготовка «Курантов». Кое-какие штрихи дошли до наших дней. Выяснилось, например, что иногда послы присылали не газеты, а уже готовые выписки из них. Более того, в Новгороде Великом, который в то время был одним из пересыльных пунктов корреспонденции, газеты переводились здесь же, и из них готовились важнейшие сообщения. Приведу один документ, дающий яркую картинку этой работы: «Государю царю… Алексею Михайловичу холопи твои Ивашко Репнин, Сенька Углецкой челом бьем. В нынешнем в 1664 году августа 29 сказывал нам, холопам твоим, переводчик Лазарь Циммерманов, прислал де к нему, к Лазарю, изо Пскова переводчик Ефим Рентуров куранты о вестях, и мы холопи твои велели те куранты ему перевести, а по переводу те куранты печатаны в Прусской и в Амбургской землях, и те куранты и с них перевод, запечатав твоею, великого государя новгородскою печатью, послали к тебе, великому государю, к Москве мы холопи твои с новгородским стрельцом с Яшкой Савельевым того же числа. А на Москве, государь, велели мы, холопи твои, ему, Яшке, явиться и отписку и куранты и перевод подать в Посольском приказе дьякам думным Лариону Лопухину со товарищи».

Немало усилий требовалось от московских представителей за рубежом, чтобы раздобыть и переправить в Россию необходимые информационные источники. При этом они проявляли завидную настойчивость и осмотрительность.

Так усилиями многих и многих людей создавалась первая в России газета, послужившая прообразом «Ведомостей», которые вышли уже из-под печатного станка. Начало же русской журналистики положили рукописные «Куранты».

Для тех читателей, которые желают основательно познакомиться с их содержанием, сообщаю, что в нашей стране сравнительно недавно опубликованы многие выпуски этой уникальной газеты:

Вести-куранты. 1600 — 1639. — М., 1972.

Вести-куранты. 1642 — 1644. — М., 1976.

Вести-куранты. 1645 -1646. — М., 1980.

Вести-куранты. 1648 — 1650. — М., 1983.

Уверен, что читатели найдут в них немало интересного из жизни России и зарубежных стран XVII века.

А. Глухов,
библиофил

Источник: http://www.gpntb.ru/win/library97/08.html

Если вам понравились материалы, размещённые на сайте, то вы можете выразить свою благодарность: